Когда человека выбирают президентом, он сразу становится большим начальником. И начинает руководить 40 миллионами других людей. На самом деле это неправда — руководит президент только аппаратом чиновников, а людям он не начальник. Но люди об этом не знают, а президент им не говорит. Поэтому люди смотрят его по телевизору на Новый год и ждут, когда он скажет, что им делать. Так же они относятся к депутатам, их помощникам, заместителям, водителям и женам. Это первая причина, почему выборы у нас не работают.

Вторая причина, почему выборы не работают, — потому что и не должны.

Демократия была придумана в древнегреческих городах-полисах и, по свидетельству самих авторов, работает до тех пор, пока все участники голосования «знают друг друга в лицо».

То есть в древнегреческих городах, подъезде или квартире принцип всеобщего голосования работает. Кто сегодня будет выносить мусор? Голосуем: опять дедушка! Против проголосовал один дедушка. Идеальная система. Когда избирателей  30 миллионов, система начинает давать сбои.

И третья причина, почему выборы не работают, — потому что без них никак. В идеальном мире и избиратели, и избираемые остались бы в день выборов дома. Никуда не ходили, никаких бюллетеней не вбрасывали, титушек не возили. Но нужно защищать демократию. Иначе как объяснить друг другу, что эти сомнительные люди на черных джипах — не кто-нибудь, а представители государственных элит, интеллектуальный и культурный потенциал нации, а не просто бандиты.

И в этот непростой момент, когда люди на джипах уже есть, а легитимации еще нет, возникает потребность в выборах. Еще Черчилль говорил, что демократия — худшая форма правления, но ничего лучше придумать нельзя. А если все-таки можно? Не выбирать президента, а тянуть жребий. Причем пусть тянут не эти сорок, которые зарегистрировались, а обязательно все. Тридцать или сколько там миллионов. И если короткая спичка у тебя — ступай президентом. Если длинная — не повезло, иди собирайся на работу. И главное, за 30 секунд имеем очередного легитимного, не хуже предшественников. Никаких вторых туров, пересчетов и протестов.

Если такой проект не найдет одобрения, можно еще звать варягов. Опыт есть, и нам подойдет любой руководитель Дании или Нидерландов. Они ездят на маленьких автомобилях, вечером сами забирают детей из детсада, никто не зовет журналистов, когда видит их в метро или на овощном рынке.

У нас сложилось по-другому. Избранные «представители народа» очень приблизительно этот народ себе представляют. Нуждаются в экскурсиях — всегда некачественных, с наспех покрашенной травой и покормленными по такому случаю избирателями, — но это единственная возможность получить хоть какое-то представление.

Оторванность элит от простых людей — проблема не только наша. В той же Америке политическая верхушка настолько увлеклась глобальным потеплением и толерантностью, что в итоге они выбрали Трампа. Он провел президентскую кампанию с позиций расизма и сексизма. И это сработало! Его ненавидели и демократы, и республиканцы, зато признал американский народ — и это первый «народный президент» за долгие годы.

Избиратель, который сделал Трампа президентом, не любит мексиканцев, трансгендеров и феминизм. Это белый мужчина средних лет, не из Калифорнии и не из Нью-Йорка, без образования, без работы (всё отобрали проклятые эмигранты), любит пиво, футбол и АМЕРИКУ. Образованная богатая элита ему годами навязывала всю эту терпимость и экологическое мышление. Можно было выбирать только способ подачи: как они будут бороться с глобальным потеплением, перерабатывать мусор или проводить свадьбы гомосексуалов. И тут Трамп — родная душа. Он тоже не понимает, зачем все эти трансвеститы, эмигранты и альтернативные источники энергии. А главное, он против них — против Клинтонов, Бушей, Обамы. Значит — за нас.

Почему тогда мы говорим, что в Америке демократия работает, а у нас нет? В первую очередь потому, что выборы президента в Америке — это последнее звено цепи. А не первое. И не единственное. Выборы в мэрию, прокуратуру, уличные и домовые комитеты (помните правило, согласно которому все должны знать друг друга в лицо?), сообщества квартиросъемщиков, землевладельцев, любителей лабрадоров — демократия повсюду, и плюс-минус один Трамп погоды не делает.  

Алек Болдуин реанимировал свою карьеру благодаря пародиям на Трампа в Saturday Night Live, даже получил за них «Эмми». Ни один выпуск шоу Джимми Киммела или Джимми Фэллона (не говоря уже о выпусках The New York Times) не обходится без того, чтобы не пнуть Трампа и не обсудить его парик, эрудицию или вкусовые предпочтения. Это не только еще одна демонстрация того, как работает демократия, но и универсальный рецепт. Чуть меньше пиетета и сакральности. Всё это прямые пережитки темных веков, советского ареопага и имперского пафоса. Именно поэтому никто не поднимает истерики в большинстве стран Европы, встречая премьер-министра или президента на улице или в магазине. Это всего лишь президент. Что такого?

Источник: elle.ua