Темой основного проекта куратор форума Ральф Ругофф выбрал актуальное изречение: «Чтобы ты жил в эпоху перемен» — пожалуй, самое тонкое проклятие, придуманное человеком. 

Свой выбор Ругофф объясняет так: мы живем в потоке неопределенности и кризисов, даже правда сегодня заменена постправдой. Искусство всегда было зеркалом  эпохи, а в наше время оно может стать еще и инструментом для адаптации к реальности.

Хорошему искусству присуща глубина и часто ирония, ставшая сегодня практически необходимым качеством для выживания. 

Организаторы подчеркивают, что в современном искусстве важен не только проект, но и вызванные им круги на воде. Зритель давно стал соучастником, он приглашен к сотворчеству. Так работает современный арт-мир: произведение интересно не само по себе, а той реакцией, которую вызывает.

С миру по павильону

Биеннале всегда включает в себя основной проект, параллельные программы и национальные павильоны, один из которых получает «Золотого льва». В прошлый раз он достался немецкой художнице Анне Имхоф.

На 58-й биеннале Великобританию, Австрию, Ирландию, Францию, Данию, Исландию, Грузию, Австралию, Аргентину, Чили и многие другие страны представляют женщины. Кто-то видит в этом политкорректный жест или дань моде, но, думается, двойного дна здесь нет. Веками женщинам не разрешали учиться живописи — в парижскую Школу изящных искусств, например, девушек не принимали вплоть до 1897 года. О посещении натурных классов речи быть не могло: для мужчин писать наготу считалось нормальным, для женщин — неприличным. Постепенно ситуация менялась и с середины 60-х начала стремиться к балансу. Нам перестали внушать, что художник — не женская профессия. Гендерный перекос стал выравниваться.

Францию на 58-й биеннале представляет обладательница Премии Тёрнера 2013 года Лор Пруво, известная остроумными видеороликами. Пакистан, который присоединился к биеннале впервые, отправляет в Венецию работы скульпторки и авторки инсталляций Найзы Кхан.  Также впервые в событии участвуют Алжир, Гана и Мадагаскар.

Кэти Уилкс, Без названия, 2012

В тени садов

В Британском павильоне можно увидеть скульптурные инсталляции Кэти Уилкс, напоминающие бытовые сцены с участием тряпичных манекенов. Глядя на них, задаешься вопросом: насколько мы отличаемся от кукол в повседневной жизни? Но если сама по себе мысль провоцирует протест, то инсталляции Уилкс вызывают, скорее, умиротворение. Кураторка павильона — Зои Уитли из Тейт Модерн. Ирландская художница Ева Ротшильд превращает национальный павильон в среду, отображающую перемены в обществе.

Энрико Давид. Racket II, 2017

От Германии в Венецию отправится Наташа Садр Хагигян. Кураторка павильона — Франциска Зольом, директорка Музея современного искусства в Лейпциге. Художница выступает под псевдонимом Наташа Зюдер Хаппельман. Это комбинация из ошибок в ее имени, которые десятилетиями возникали в официальных переписках.

Наташа постоянно меняет биографию, смешивая факты с выдумкой и запутывая зрителя. Тем самым она демонстрирует, как легко в цифровую эпоху манипулировать мнением, создавая ложный образ или поворачиваясь в камеру смартфона выгодной стороной. В 2004 году Хагигян предлагала зрителю подключиться к манипуляциям. Она создала сайт, на котором можно складывать собственное CV из кусков чужих биографий.

Наташа Садр Хагигян в коллаборации с Уве Шварцером, Robbie Williams Solo Show, 2008

В 2013 году на выставке в Берлине Наташа представила копию немецкого танка «Леопард 2», чем привлекла внимание к малообсуждаемому факту: Германия входит в число лидеров по экспорту оружия. Женский пол не обязывает работать с темой феминизма — ее выбирают не по рождению, а по желанию. Среди тех, кто годами исследует вопрос, стоит выделить австрийскую авангардистку Ренату Бертльман — она «живой классик», так как посвящала свои работы феминизму задолго до второго рождения тренда.

Принимающая сторона

Италию представляют трое: Энрико Давид, Кьяра Фумаи и Лилиана Моро. Энрико создает преимущественно скульптуры и картины. Живопись на какое-то время теряла влияние в современном искусстве, но, кажется, за несколько лет художники успели отдохнуть от медиум-арта и заново соскучиться. Хотя в случае с Давидом это предположение не работает, ведь художник от полотен и красок никогда не отрекался.

Кьяра Фумаи, фрагмент проекта With Love from $inister

Кьяра Фумаи при жизни исследовала тему феминизма, устраивала перформансы и инсталляции, смешивая факты и фантазии. Художница участвует в проекте посмертно. Лилиана Моро известна арт-интервенциями в пространство. Это звуковые и предметные инсталляции будто раздражают повседневное восприятие и помогают взглянуть на привычные вещи по-новому.

Наше дело

Ко второму изощренному проклятию, придуманному человеком, можно отнести фразу «Пусть все желания сбудутся» — как известно, некоторых желаний стоит бояться.

Что следует за воплощенной мечтой? Поиск новой или пустота? Эту проблему поднимает украинский проект, вокруг которого с момента объявления велись жаркие споры. Мы участвуем в биеннале в десятый раз, но никогда еще украинские соцсети так не накалялись из-за художественных споров. В этом году нашей стране удалось арендовать удачное место — павильон на территории Арсенала, куда заходит большинство гостей биеннале (локаций на период мероприятия в городе столько, что многие остаются почти незамеченными).

Для Украинского павильона экспертная комиссия выбрала проект «Открытой группы», в котором задействован легендарный самолет «Мрія»: в назначенное время он должен пролететь над венецианскими садами и отбросить на них тень. Предполагается, что в салоне будет находиться информация обо всех украинских художниках. В данном случае непонятно, кто подразумевается под «всеми» и насколько легко кураторам удастся воплотить эту идею. Изначально авторы планировали только этот концептуальный жест, но по правилам биеннале национальные павильоны должны функционировать весь период ее работы, вплоть до 24 ноября. Поэтому в Украинском павильоне зрителю предложат продолжение и пояснение мифа об украинской «Мрії» в Венеции. Хотя, если следовать утверждению, что в современном искусстве реакция чуть ли не важнее произведения, «Мрія» над Венецией определенно уже пролетела. Тень ее пока заметили только в Украине — тем интереснее узнать, как на проект отреагируют гости города на каналах.

Текст: Лена Скачкова

Источник: elle.ua